экскурсовод в Израиле
гид в Израиле Светлана Петровская

Сефарды

Если «ашкенази» — это универсальный термин для обозначения разноязычного собрания евреев самого различного происхождения, то название «сефарды» является еще более широким.

В строгом смысле слова евреями сефардами считаются те, кто ведет свое происхождение от еврейской общины, процветавшей в Испании, или следует традициям, существовавшим в ней до того, как ее члены были насильно обращены в другую веру или были изгнаны из страны в средние века. Но в современном понимании к сефардам относят почти всех евреев не ашкенази: евреев из Марокко, Курдистана, Ирака, Туниса, Алжира, Ливии, Ливана, Йемена и Египта, из советской Грузии, Греции, Турции и Афганистана. По прибытии в Израиль евреев из десятков стран, говорящих на десятках языков и придерживающихся совершенно разных традиций, объединяют в одну группу под общим названием «сефарды», или «эдот мизрах» (народы Востока).

Пожалуй, единственным общим знаменателем для них было чувство неполноценности по отношению к ашкенази, господствовавшим во всех областях, имевших хоть какое-то значение.

Сефарды были относительно поздними пришельцами на Святую землю, и большинство из них прибывали нищими, неграмотными и неподготовленными к безжалостному темпу жизни в ориентирующейся на Запад динамичной новой стране, которой не хватало времени, терпения и денег, чтобы удовлетворительно разрешить их проблемы.

В первые два года со дня образования Израиля была проведена операция «Волшебный ковер», в ходе которой иммигранты из Северной Африки и арабского Ближнего Востока оставляли свои дома и имущество и устремлялись в новое молодое государство. Большинство из них подталкивали к этому антисионистские выступления и извечная мечта о «восхождении на Сион».

В отдельных случаях они, как, например, евреи Ирака, прибывали вместе со своими образованными общинными лидерами-космополитами, которые сделали многое для того, чтобы облегчить трудности вхождения в новое общество. Другие, например, марокканцы, приехали практически без руководителей, так как образованные и богатые предпочли поселиться во Франции, с которой они уже находились в тесной культурной и языковой близости. Прибывавшие же в Израиль были в основном люди бедные, необразованные, без специальности, страдавшие от отсутствия мощного представительного голоса в их чужом новом доме.

Но сефардов ждали и в них нуждались. Хотя они и были почти невыносимым бременем для слабых социальных служб страны, израильские власти поощряли иммиграцию.

В этих условиях светское социалистическое руководство страны, состоявшее в основном из евреев ашкенази, допустило просчеты в своей политике ассимиляции каждой новой волны иммигрантов. Применялся характерный для системы подход, заключавшийся в том, чтобы переделать сефардов с их вековыми традициями в «израильтян» по своему образу и подобию.

Наиболее болезненным образом эта политика отразилась на семейной жизни: традиционное патриархальное правление было жестоко подорвано, религиозная набожность подвергалась осмеянию, а детей отлучали от так называемой «примитивной» культуры и традиций их родителей. Результаты не заставили себя ждать. К 60-м годам политики и социологи начали во всеуслышание выражать тревогу по поводу появления «Второго Израиля» и предупреждать о возможности межобщинных распрей, если ничего не будет сделано для сокращения разрыва между богатыми и бедными. Была быстро развернута широкая кампания по выравниванию возможностей и жизненных уровней.

Характерной чертой 70-х и начала 80-х годов стали программы дошкольного воспитания, специальные школы, стипендии, программы подготовки для поступления в вузы, пособия на детей, центры для работы с детьми и чрезвычайная программа строительства для улучшения условий жизни в самых запущенных трущобах.

Читать далее >>

Частные экскурсионные туры в Израиле